Статьи о счастливых гармоничных отношениях между мужчиной и женщиной > Статьи раздела "Расставание или развод" > Личный опыт борьбы за детей > Встречное исковое заявление на исковое заявление по делу о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей и установлении их места жительства > Обращения в органы опеки, полицию и к инспекторам ПДН

Обращения в органы опеки, полицию и к инспекторам ПДН


Александр Blog, основатель интернет-проекта para2.ru

К сожалению, никакой реальной помощи от органов опеки, полиции, в т.ч. инспектора ПДН, я не получил. Описываю как развивались события в хронологическом порядке.

После того, как я узнал, что Уткин 02.07.20 вывез Машу поздно вечером далеко от дома, чтобы сильно напугать (см. пятый эпизод в Приложении №2 «Эпизоды, демонстрирующие отношение Алексеевой и Уткина к детям»), 03.07.20 я сначала позвонил в органы опеки Подольска. По телефону я общался с начальником отдела по вопросам защиты неимущественных прав несовершеннолетних (Владислав Игоревич, 8 (4967) 54-04-85). Он мне сказал, что обращаться нужно не в органы опеки (поскольку они такими вопросами не занимаются), а к инспектору ПДН, который работает не в опеке, а в полиции. Причем обращаться нужно в отдел полиции по месту проживания детей. Запись разговора есть в файле CALLU_3-7-2020_10-57-35.wav.

После этого я позвонил в Управление по делам несовершеннолетних (84967635890) и тоже описал ситуацию. Запись разговора есть в файле CALLU_3-7-2020_14-16-21. Там тоже сказали, что нужно обращаться к инспектору ПДН. Сказали, что нужно обращаться конкретно в 4-й отдел полиции Подольска. Я позвонил туда и получил мобильный номер инспектора ПДН.

Позвонил инспектору ПДН 4-го отдела полиции Подольска (Елена Владимировна). Запись разговора есть в файле CALLU_3-7-2020_14-28-38. Она потом мне перезвонила и дала номер Стрелковского отдела полиции, сказав, что нужно обращаться туда.

Я позвонил в Стрелковский отдел полиции, который находится по адресу: Московская область, городской округ Подольск, деревня Федюково, улица Строителей 1 (телефон: 8 (495) 549-40-01). Запись разговора есть в файле CALLU_3-7-2020_14-33-30.

Оказалось, что в данном отделе полиции нет инспектора ПДН, поэтому у меня просто по телефону приняли заявление, хотя я сказал, что могу приехать, если нужно. Поскольку это мое первое обращение в полицию я не знал всей процедуры. Видимо, мне все-таки нужно были приехать туда, написать там заявление и получить талон-уведомление.

Потом (в этот же день, т.е. 03.07.20) мне перезвонил полицейский, сказав, что он приехал по месту проживания детей, но бывшей жены там нет. Запись разговора есть в файле CALLU_3-7-2020_15-22-34.

Весьма странным было то, что в этом разговоре полицейский назвал машину Алексеевой, хотя автомобиля не было на стоянке. Непонятно откуда он знает какая у нее машина. Ведь вряд ли он помнит машины всех, кто проживает на подконтрольной ему территории. Это маловероятно.

Скорее всего есть два варианта, объясняющие данный странный факт:
  • ему уже не раз приходилось выезжать по обращениям граждан именно в этом место (т.е. Уткин уже не один раз нарушал общественный порядок, поэтому вызывали полицию, возможно, опять-таки сама Алексеева, как в случае, который произошел в марте 2020 – см. шестой факт в Приложении №4 «Информация об Уткине Иване Евгеньевиче»);
  • у Алексеевой есть связи в Стрелковском отделе полиции, поэтому все так быстро и замяли, прислав мне формальную отписку (см. «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 22.07.2020» в Приложении №13 «Ответ от полиции и органов опеки») – в начале 2018 года Алексеева со скандалом рассталась с няней (она в отместку при уходе прихватила несколько вещей Алексеевой, в том числе дорогую шубу). Алексеева обратилась с заявлением в Стрелковский отдел полиции. По ее рассказам к ней подкатывал один из руководителей этого одела (возможно, самый главный). Вполне может быть, что подкатил удачно, поскольку Алексеева в этом плане очень «общительная» женщина.

    10.07.20 мне позвонил участковый Стрелковского ОП и сказал, что поскольку у них нет своего инспектора ПДН, он привлечет инспектора ПДН из 4-го отдела полиции Подольска (как раз ту самую Елену Владимировну, с которой я уже общался по телефону) для проведения беседы с детьми.

    Я снова связался с Еленой Владимировной. Написал ей по вотсапу, что у меня есть запись телефонного разговора, которая является доказательством того, что Уткин вывозил 02.07.20 Машу поздно вечером из дома, чтобы оказывать на нее психологическое воздействие. Проблема была в том, что тогда у меня была установлена программа для записи разговоров, которая делала очень «тяжелые» файлы. Я не мог их переслать по вотсапу. Попросил у нее адрес электронной почты, чтобы я мог переслать ей эту запись. Адрес она не прислала. Позже я понял почему – ей просто наплевать.

    Я ей много еще чего сообщил, но она видимо это проигнорировала. Она провела формальную беседу с детьми причем в присутствии мамы. Дети перед этим, естественно, были обработаны и запуганы Алексеевой и Уткиным. Психолог не проводил беседу с детьми без присутствия Алексеевой и Уткина.

    После формальной беседы инспектора ПДН с детьми (в присутствии Алексеевой) я получил формальную отписку от участкового Стрелковского ОП – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 22.07.2020, подписанное и.о. дознавателя УУП Стрелковского ПП (см. «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 22.07.2020» в Приложении №13 «Ответ от полиции и органов опеки»).

    Итак, инспектор ПДН 4-го отдела полиции Подольска провела беседу с детьми, поскольку в Стрелковском ОП нет своего инспектора ПДН. При этом я вообще не понимаю, о чем они там разговаривали и почему не обсуждался тот конкретный эпизод с вывозом Маши и ее запугиванием. Я ведь обратился в полицию именно с этим конкретным заявлением.

    В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела написано, что я обратился в полицию, сказав, что бывшая жена и ее нынешний муж плохо обращаются с детьми. Я не мог обратиться с такой НЕКОНКРЕТНОЙ формулировкой*. Короче говоря, просто провели формальное общение с детьми для галочки и все.

    *Видимо, у полиции стиль работы такой. Они отрабатывают не то, что в заявлении указывается, а что-то свое, что им удобнее. Сами что-то придумают и на это пишут ответ. Примерно также было и с моим обращением в отдел МВД Южного Бутово. Это было заявление на группу лиц (Алексеева, ее подруга, Уткин), организовавших распространение клеветы в отношении меня в публичном пространстве. Это мое заявление о клевете было передано инспектору ПДН :)). Естественно, я и в этом случае получил формальную отпуску.


    Таким образом, есть доказательство психологического издевательства над детьми – того, что Уткин с согласия Алексеевой вывозил 02.07.20 поздно вечером Машу в Царицыно (аудиозапись разговора есть в файле CALLU_2-7-2020_21-26-17.wav), чтобы оказывать на нее психологическое воздействие.

    Есть видеозапись (файл 20200713_120938.mp4), сделанная 13.07.20, на которой Миша говорит, что он хочет выйти ко мне, но ему не разрешают.

    Есть аудиозапись (файл CALLU_13-7-2020_13-38-19.wav) телефонного разговора с Мишей, которая также была сделана 13.07.20. На этой записи Миша говорит, что если он ко мне выйдет, то его отшлепает отчим. Этот звонок был сделан на громкой связи в присутствии трех полицейских (в т.ч. участковый и Уткина.

    В общем, доказательства есть, но ВСЕМ на них наплевать. Все только проводят формальные мероприятия для галочки и присылают отписки.


    Еще не дождавшись ответа от Стрелковского ОП, 13.07.20 я поехал в органы опеки Подольска.

    Я беседовал с начальником отдела по вопросам защиты неимущественных прав несовершеннолетних органов опеки Подольска (Владислав Игоревич, 8 (4967) 54-04-85). Т.е. с тем, с кем ранее говорил по телефону перед тем, как обратиться в полицию. Аудиозапись нашей беседы есть в файле voice_200713.3gp.

    Он мне сказал, что очень проблематично на практике использовать аудиозапись в качестве доказательства. Сказал, что в его практике, были случаи, когда пытались приобщить аудиозаписи, но судьи скептически к этому всему относились. Возможно, Алексеева это знает (один из ее бывших любовников – юрист , и она продолжает с ним общаться, а также консультироваться, что видно по ее переписке, когда она ссылается на соответствующие статьи различных кодексов, которые она, естественно, сама не знает), поэтому так вот спокойно все рассказала мне по телефону о том, что они таким вот образом «воспитывают» детей, когда вывозят их поздно вечером далеко от дома и пугают (запись разговора есть в файле CALLU_2-7-2020_21-26-17.wav).

    Несмотря на то, что Владислав Игоревич отговаривал меня писать заявление в опеку, я его все-таки написал, но вскоре тоже получил формальную отписку о том, что никакой угрозы для детей нет. Письмо я получил от начальника управления опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Подольск Е.В. Семиволос (письмо датировано от 31.07.20). Письмо есть в Приложении №13 «Ответ от полиции и органов опеки» (см. «Ответ от органов опеки и попечительства Министерства образования Московской области по городскому округу Подольск» от 31.07.2020).

    Вообще, хочу отметить, что постоянно нарушаются мои права в отношении детей, хотя пока у нас с Алексеевой они одинаковые. Инспектор ПДН 4-го отдела полиции Подольска (Елена Владимировна) проводила беседу с детьми в присутствии Алексеевой, но мне почему-то нельзя было при этом присутствовать. Это было в июле 2020 (точная дата мне неизвестна).

    22.10.20 опрос детей должен был проводить инспектор ПДН Отдела МВД Южного Бутово (Боронина Татьяна Сергеевна). Это связано с эпизодом, который произошел 12.10.20. В этот день Алексеева со своим мужем и подругой предприняли определенные действия, чтобы как минимум ограничить меня в правах (или вообще лишить родительских прав) и как максимум посадить меня в тюрьму, чтобы я больше не мог каким-либо образом защищать своих детей.

    Они 12.10.20 организовали провокацию, чтобы инсценировать якобы нанесение побоев Алексеевой с моей стороны, причем в присутствии наших малолетних детей. Прилагаю заявление о клевете, которое я подал в полицию 22.10.20 (см. Приложение №7 «Заявление в полицию о клевете»). Там подробно описано как развивались события. Кстати, я и на это мое заявление получил формальную отписку (см. «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.11.20» в Приложении №13 «Ответ от полиции и органов опеки»). Зачем-то мое заявление о клевете с доказательствами объединили с совершенно голословным заявлением о клевете, которая якобы была с моей стороны. Причем Алексеева обвиняет меня в том, что я сообщил в полицию якобы лживую информацию о том, что она со своим мужем пугают детей, вывозя их по одному поздно вечером далеко от дома. Ведь есть запись моего с ней разговора, где она признается в том, что они с Уткиным так делали (файл CALLU_2-7-2020_21-26-17.wav). Получается, что Алексеева опять лжет, но не несет за это никакой ответственности.

    Итак, Алексеева приехала 22.10.20 к инспектору ПДН Отдела МВД Южного Бутово, чтобы дать свои показания и чтобы инспектор опросила детей. Я тоже приехал, чтобы хоть один раз присутствовать при опросе детей. Но Алексеева не захотела, чтобы я присутствовал, хотя я имею на это право.

    Опрос детей должна была проводить инспектор ПДН Боронина Татьяна Сергеевна, но ей нужно был срочно отъехать, поэтому она попросила это сделать свою коллегу Ирину (фамилия и отчество мне неизвестны, но скорее всего их можно узнать у Борониной).

    Я связался с Борониной по телефону после того, как Алексеева стала препятствовать моему присутствию при опросе детей. Боронина сказала, что если мы не сможем договориться с Алексеевой, то нужно спросить у детей.

    Мы спросили у детей в присутствии кого они хотели бы отвечать на вопросы инспектора ПДН. Маша выбрала маму, а Миша выбрал меня. Инспектор ПДН предложила абсолютно нормальный вариант: она опрашивает Машу в присутствии мамы, а другой инспектор – Мишу в моем присутствии. Алексеева опять была против.

    В итоге инспектор ПДН, проявив непрофессионализм, пошла на поводу у Алексеевой и сказала, что опрос детей будет проводиться дома, где проживают дети. Таким образом, опрос детей опять проводил инспектор ПДН Подольской полиции и я опять не присутствовал при этом опросе.

    Получается, что опять беседа проводилась с подготовленными и запуганными детьми без психолога. Нужно, чтобы беседу с детьми провел психолог и без присутствия матери и тем более отчима. Причем опрос детей нужно проводить по отдельности, т.к. Миша может просто повторить ответ Маши.

    Вероятнее всего опять опрос был поведен Еленой Владимировной, которая уже показала, как она «работает» – просто делает формальный опрос «для галочки».

    Вообще, все, конечно, мягко говоря, странно происходило. 20.10.20 я общался по телефону с Татьяной Сергеевной (запись разговора есть в файле 1d20201020150912pnull.m4a). Она мне разрешила присутствовать при опросе детей только при ОДНОМ УСЛОВИИ – я просто сижу и слушаю, но не мешаю опросу. После того как опрос проведет инспектор ПДН я в ее присутствии смогу задать вопросы (запись этого телефонного разговора есть в файле).

    Но почему-то, когда 22.10.20 Алексеева стала выступать против моего присутствия при опросе детей и я снова позвонил Татьяне Сергеевне, то она уже добавила еще одно НОВОЕ УСЛОВИЕ, о котором ранее не говорила. Стала говорить о том, что условием моего присутствия является отсутствие возражений со стороны Алексеевой. То есть инспектор ПДН мне просто соврала. Запись этого телефонного разговора есть в файле 1d20201022162621pnull.m4a.

    Это очень показательно свидетельствует о том, как инспекторы ПДН нарушают права отцов.

    Таким образом, я пришел к выводу о том, что, к сожалению, никакой реальной помощи от официальных органов не будет. Алексеева и Уткин в этом убедились и теперь понимают, что могут делать с детьми все что угодно и никакой ответственности они за это не понесут.


    Если у Вас возникли какие-то вопросы по данной статьей, Вы можете направить их по адресу alex_blog@bk.ru. Автор статьи ответит на Ваши вопросы в течение нескольких дней с момента получения.


    Подпишитесь на рассылку новых статей сайта



  • Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    9 + 1 =